Турция: пал последний бастион независимой журналистики

Ещё несколько лет назад медийный ландшафт Турции отличался широким разнообразием, предоставляя свои площадки для выражения самых различных мнений. Однако на фоне того, что около 150 журналистов страны были арестованы, а медиагруппа Doğan, последней остававшаяся независимой от правительства, была продана проправительственному холдингу Demirören, можно говорить о том, что с плюрализмом в турецком медиаландшафте покончено.

Стамбул: немецкий журналист Гюнтер Вальрафф (второй справа) на демонстрации за освобождение Ахмета Шика и других журналистов.
Стамбул: немецкий журналист Гюнтер Вальрафф (второй справа) на демонстрации за освобождение Ахмета Шика и других журналистов.
'Я не защищаюсь, я обвиняю,' – с такими словами известный турецкий журналист Ахмет Шик обратился в июле 2017-го года к суду в Стамбуле. Журналист, которому вменяется пропаганда движения Гюлена, ясно дал понять, что думает по поводу выдвинутых в его адрес обвинений: причиной судебного преследования является охота, открытая правящей Партией справедливости и развития на критических журналистов, а судебная власть при этом позволяет использовать себя в качестве инструмента.

Шик был арестован в октябре 2016-го года, через три месяца после провозглашения в стране чрезвычайного положения – после неудавшегося путча. Введение режима ЧП – ещё один кульминационный момент в том массированном давлении, которое правительство уже в течение многих лет оказывает на критическую прессу. Так, всего за четыре месяца правительственным декретом были запрещены более 176 СМИ, арестованы более 144 журналистов. Большинству из них вменяются пропаганда террора, оказание поддержки движению Гюлена или Рабочей партии Курдистана. Многие из них были брошены за решётку без суда и следствия.

Ещё одним методом, к которому прибегает цензура, является запрет на опубликование той или иной информации – таким образом правительство пытается не допустить, чтобы в СМИ освещались щекотливые политические вопросы. Критические СМИ облагаются штрафами, оказывается давление на рекламодателей. Среди журналистов также широко распространена самоцензура, которая объясняется в первую очередь экономическими причинами.

С 2010-го года крупные СМИ страны скупаются – причём, не только давно присутствующими на рынке медиахолдингами: всё чаще их собственниками становятся близкие к правительственным кругам бизнесмены консервативных и исламских взглядов. Так, в рупор властей была превращена газета Sabah, одно из самых высокотиражных изданий Турции. Та же судьба постигла телеканал ATV. Почти все медиагруппы принадлежат крупным концернам, имеющим активы и в других отраслях помимо СМИ – строительном, финансовом или энергетическом секторах. Информация, которая может повредить их бизнес-интересам, при этом нередко замалчивается. Чтобы заполучить выгодные государственные заказы, владельцы СМИ не допускают публикации материалов, критикующих правительство.

Ещё одним ударом по критической журналистике стала продажа близкому к правительственным кругам холдингу Demirören компании Doğan – крупнейшей медиагруппы страны, в портфель которой среди прочего входят ежедневная газета Hürriyet и телеканал CNN Türk. Ранее, в 2009 году, медиагруппу Doğan уже приговаривали к выплате многомиллиардных налоговых штрафов. До этого газета публиковала материалы, содержащие резкую критику в адрес турецких властей. Впоследствии тон статей и комментариев, публикуемых в газете, стал мягче, однако этим правительство не удовлетворилось. Нажим был усилен, и в марте 2018-го года медиагруппа Doğan выбросила белый флаг. Таким образом, под контролем близких к правительству концернов оказались 90 процентов турецких СМИ.

Особые опасения внушает тот факт, что группа Doğan продала не только свои газеты и телеканал, но и компанию Yaysat – крупнейшую общенациональную сеть по распространению прессы. Именно через неё распространялись все оппозиционные издания. Встаёт вопрос, каким образом издания критического толка будут теперь попадать в продажу – и будут ли вообще.

Всё может завершиться тем, что критику в адрес правительства журналисты смогут публиковать лишь в интернете. Уже сегодня информацию по темам, о которых предпочитают умалчивать распространённые СМИ, можно найти лишь онлайн – на таких порталах, как Artı Gerçek, T24 или Diken. Огромное значение на этом фоне приобретают социальные медиа – ими активно пользуются 90 процентов тех, кто заходит в интернет. В особенности это касается Facebook и Twitter – Турция входит в число стран, лидирующих по популярности этих платформ.

Однако, и в интернете всё больше ощущается давление государства. Наряду с блокированием сайтов и массовыми судебными исками по поводу публикаций в социальных сетях разработан новый законопроект, согласно которому все аудио- и видеозаписи, регулярно выходящие в онлайн-эфир, в дальнейшем должны будут контролироваться государственным ведомством по надзору за теле- и радиовещанием (RTÜK). То есть государство сможет блокировать оппозиционные СМИ в интернете и контролировать вещание в стране таких зарубежных платформ, как Netflix.

Положение независимых СМИ весьма затруднительно. Чтобы удержаться на рынке, они вынуждены прибегать к альтернативным бизнес-моделям. Единственным 'выжившим' оплотом оппозиционной журналистики остались такие газеты, как Cumhuriyet, Sözcü, Evrensel и Birgün, хотя все они по своей оппозиционности уступают ранее независимым изданиям медиахолдинга Doğan. Однако и эти газеты имеют в глазах общественности не всегда однозначную репутацию. Так, кемалистскую газету Sözcü не читают в определённых кругах оппозиции, поскольку издание придерживается преимущественно националистической направленности. В этой среде предпочтение отдаётся прокурдской газете Evrensel. Ту, в свою очередь, многие турки считают рупором курдских националистов, продвигающих точку зрения Рабочей партии Курдистана. Подобно оппозиционным политическим партиям, критическим СМИ не удаётся выступить единым фронтом и таким образом сообща противостоять репрессиям.

Главным информационным каналом в стране остаётся телевидение. Жители Турции в среднем проводят перед телеэкраном около пяти часов в день. Газеты читает лишь пятая часть населения. Критические комментарии можно услышать лишь на телеканале Fox TV, принадлежащем американскому медиамагнату Руперту Мёрдоку, и в передачах канала Halk TV, учреждённого находящейся в оппозиции Республиканской народной партией. Больше ни на одном телеканале страны критики в адрес правительства не услышишь. Вместо этого широко распространена поляризирующая – и зачастую националистическая риторика. Содержание телепрограмм за последние годы также очень изменилось. Всё больше экранного времени отводится под сериалы псевдоисторической тематики и военные драмы, в которых транслируется искажённая картина истории: Османская империя предстаёт в них как великая держава, восхваляются и превозносятся исламизм и национализм. Поскольку большая часть населения не особенно начитанна, люди принимают всё это за чистую монету.

Место в рейтинге свободы слова (Репортёры без границ):
155 (2018)

По состоянию на май 2018-го года

_______

Дополнительную информацию о положении дел со свободой прессы в Турции вы можете найти »здесь (на английском языке).
перейти к поиску СМИ

СМИ из Турция на сайте euro|topics

перейти к поиску СМИ