Годовщина Майдана: что изменилось за пять лет?

21-го ноября 2013-го года правительство Украины заморозило подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Стихийные протесты против такого решения привели в феврале 2014-го года к свержению президента Януковича и последующей аннексии Крыма Россией. Эти события и по сей день отравляют взаимоотношения Москвы и Запада. Украинские и российские СМИ дают свою оценку ситуации.

показать/скрыть все цитаты
Фокус (UA) /

Восстание не достигло своих целей

Журналист Юрий Володарский на страницах издания Фокус анализирует требования, выдвигавшиеся на Майдане, и приходит к следующим выводам:

«За лекарства в больницах, за суды без взяток, за дороги без ям, против продажных чиновников, против ментовской и прокурорской крыши. В общем, за всё хорошее против всего плохого. Через пять лет после Евромайдана можно с грустной уверенностью сказать, что всех этих целей он не достиг. Вряд ли кто рассчитывал на то, что после бегства Януковича и подписания договора об ассоциации с Евросоюзом на нас посыплется манна небесная. Понятно, что улучшение качества жизни - дело многих лет. Но вот пять уже прошло, а лучше не стало. Впрочем, самое печальное не это. Самое печальное то, что при сохранении нынешних внутриполитических тенденций улучшениям просто неоткуда взяться.»

Украинская правда (UA) /

Гражданское общество в итоге победит

Ольга Богомолец, врач, в своё время оказывавшая помощь на Майдане, а ныне - народный депутат Украины, в своём блоге на портале Українська правда пишет о том, что последняя глава в восстании 2013-го года ещё не написана:

«На первый взгляд мы провалили всё, что могли: у власти снова олигархи, украинцы массово покидают страну, повсюду - суицидальная депрессия и пессимизм. Но история ещё не завершена, схватки ещё продолжаются. ... Мы уже никогда не будем такими, какими были до 2013-го года, и мы не сможем повернуть назад. Гражданское общество будет расти, шириться, и тот момент, когда критичная масса активных и честных людей перевесит и сможет оттеснить олигархов от власти, и станет нашей окончательной победой.»

Republic (RU) /

Утрата Крыма и Донбасса - не самая большая проблема

По мнению издания Republic, утрата территориальной целостности страны лишь на первый взгляд стала самым губительным последствием Майдана. В действительности же кое-кому это даже выгодно:

«Радикализация протестов на Майдане вызвала волну страхов и фобий перед украинским национализмом в русскоязычных областях страны, особенно в Крыму и на Донбассе. А многолетние спекуляции украинских политиков на противоречиях между регионами дали свои плоды, не позволив выработать общенациональную революционную повестку и облегчив вмешательство Кремля во внутренние дела Украины. ... В то же время на уровне элиты утрата нелояльных в прошлом регионов зачастую воспринимается, скорее, с облегчением (при всей воинственной риторике) – например, без электората Крыма и Донбасса промайдановским политикам проще получить большинство в парламенте.»

День (UA) /

Вместо революции - имитация

Ежедневная газета День приходит к выводу, что ни Евромайдан 2013-го года, ни Оранжевая революция 2004-го не привели к реальным изменениям:

«Все заканчивается изменением лиц, а не созданием новых институтов. К качественным изменениям День призывал всегда: до, во время и после майданов. Например, во время и после известных событий пятилетней давности в редакции состоялся ряд круглых столов с участием активистов, которые потом стали народными депутатами, на которых шла речь о том, что необходимо создавать настоящую политическую силу, которая будет представлять интересы Майдана и добиваться настоящих реформ. Но этого так и не случилось. В результате 'старые' поглотили 'новых'. Вместо партий - проекты, вместо настоящей политики - политиканство, вместо реформ - имитация.»

КП (UA) /

Страдают лишь те, кто на границе столкновения

Историк Юрий Топчий считает, что большинство украинцев довольны текущим статусом-кво. Его слова приводит издание КП в Украине:

«Посмотрите правде в глаза: сегодняшняя ситуация всех устраивает, никто не хочет мира в Украине. Что, война мешает вам здесь, в Киеве, работать, жить или свободно общаться, передвигаться и строить планы на будущее? Или у кого-то в регионах иначе жизнь сейчас складывается? А люди на войне - живут ею, для них это и есть смысл. И единственные в этой истории, кто реально страдает от войны, те, кто живут на границе столкновения. А все остальные в зоне комфорта. Сегодня Украина стоит на рубеже, который мы же и создали. Мы считаем, что охраняем весь мир от России, и пока никто не хочет другой вехи в истории.»