Уместны ли макроновские авансы Путину?

Президент Франции Эмманюэль Макрон в своей летней резиденции принял Владимира Путина. При этом он высказался в пользу новой европейской архитектуры безопасности, в которую должна войти и Россия. Кроме того, президент Франции выразил желание после выборов в Украине возродить нормандский формат. Обозреватели задаются вопросом, можно ли считать эту встречу поворотным пунктом?

показать/скрыть все цитаты
Ria Nowosti (RU) /

Президент Франции знает, чего хочет для Европы

РИА Новости приветствуют формулировку Макрона, говорившего о 'Европе от Лиссабона до Владивостока':

«Защищать Европу от России, строить непроницаемую стену от Балтийского до Чёрного моря - все эти геополитические проекты, которые столь дороги политикам от Риги и Варшавы до Киева, никак не вписываются в эту парадигму, но это только половина проблемы. Вторая половина заключается в том, что политическая конфигурация Евросоюза не очень располагает к дискуссиям, в которых мелкие страны - члены союза или тем более недоразвитые и зависимые от внешнего финансирования подписанты соглашений об ассоциации объясняют официальному Парижу или Берлину их неправоту. Макрон - ярый и последовательный сторонник централизации Евросоюза и создания настоящих Соединённых Штатов Европы - явно не оценит попытки 'подкорректировать' его внешнеполитический курс.»

NRC Handelsblad (NL) /

Сближение - в час по чайной ложке

До настоящего сближения между Россией и Европой ещё далеко, пишет NRC Handelsblad:

«Ни праведный гнев, ни санкции, ни изоляция не образумили Кремль. Крым как был, так и остался российским. Асад - благодаря помощи России - всё ещё у власти. Украина продолжает страдать от конфликта. И тем не менее, не прекращаются попытки наладить диалог. ... Сближение с Россией может идти лишь малыми шагами. Сопротивление возвращению России в Большую семёрку всё ещё достаточно велико - по мнению его противников, оно лишь легитимирует аннексию Крыма. ... Во время встречи на Лазурном берегу стало ясно, насколько велико расстояние, разделяющее Россию и Запад.»

Mediapart (FR) /

Макрон предал народы и мир

Президент Франции льёт воду на мельницу путинского преступного властного аппарата, - с возмущением отмечает блогер Пьер Хаффнер на портале Mediapart:

«Эта встреча станет спасательным кругом для расшатанного режима, чьи дни уже сочтены. 10-го августа оппозиция вывела на улицы Москвы 60 тысяч демонстрантов - число, которого никто не может себе представить с 1992-го года. Фотографии встречи Макрона и Путина будут использованы кремлёвской пропагандой ради того, чтобы доказать: с диктатором можно вести дела. Макрон, этот банкир, предаёт народы и весь мир ради бизнеса и денег.»

Süddeutsche Zeitung (DE) /

Прагматизм не должен переходить границ

И снова мы наблюдаем прагматизм Макрона, комментирует встречу корреспондент Süddeutsche Zeitung во Франции Надя Пантель:

«На [Макрона] повлияла Европа, оставившая позади мировые войны, колониализм и холодную войну. В макроновской картине мире мало непреодолимых различий и всегда имеется возможность обсуждать проблемы. Иногда это выглядит наивно, иногда - мужественно, а иногда - даже слишком властно. Решающим для вынесения окончательных выводов должен стать следующий вопрос: кто выигрывает от того, что Макрон играючи берёт на себя роль посредника между мирами. В случае с Россией это означает: Макрон может считать свои встречи с Путиным удачными лишь в том случае, если они укрепят демократию в России хотя бы в среднесрочной перспективе.»

Adevărul (RO) /

Понадобятся новые альянсы

В рамках данной встречи Макрон послал сигнал к сближению, которое может повлечь за собой большие изменения, пишет в своём блоге на сайте Adevărul Кристиан Унтяну:

«Прежде всего будут заново очерчены географические границы будущего всеобъемлющего договора: теперь формулу де Голля 'Европа от Атлантики до Урала' сменила парадигма 'Европа от Лиссабона до Урала'. ... Важна здесь и причина, по которой Макрон принял решение посетить с визитом Россию (в мае 2020-го года): речь идёт о новой архитектуре 'безопасности и доверия'. Такой поворот может стать своеобразным решающим фактором, который изменит правила игры не только в рамках отношений между Россией и ЕС, - но и на всей международной арене. Это заставит большие державы немедленно подкорректировать свою национальную политику, а также пересмотреть силовые альянсы, в которые они входят.»