Что объединило Путина и Меркель?

Впервые с начала украинского кризиса канцлер ФРГ приняла у себя президента России и провела с ним рабочую встречу. Во дворце Мезеберг в окрестностях Берлина лидеры более трёх часов обсуждали ситуацию в Сирии и Украине, а также вопросы, связанные с трубопроводом Северный поток 2. Детали достигнутых соглашений неизвестны. Какие же интересы преследовали Путин и Меркель на двусторонних переговорах?

показать/скрыть все цитаты
Izvestia (RU) /

Историческое решение - возможно

Во время встречи Меркель и Путина была предпринята серьёзная попытка достигнуть договорённости по урегулированию сирийского конфликта, пишет на страницах газеты Известия политолог Александр Рар:

«Пожалуй, наиболее вероятно, что первые успехи взаимовыгодного сотрудничества мы увидим в вопросе сирийского урегулирования. ... А для Меркель сотрудничество с Москвой по Сирии - спасение её канцлерства. Ведь тогда беженцы, оказавшиеся в Германии, получат конкретную перспективу вернуться на родину. ... Если всё это получится, то мы станем свидетелями огромного успеха - восстановить порядок там, где всё было разрушено, удается крайне редко. Взять хотя бы примеры Афганистана и Ирака, где мало что получается. А сейчас Россия и Германия имеют реальный шанс сделать дело.»

Der Standard (AT) /

Глава Кремля в сирийской ловушке

На встрече президента России и канцлера ФРГ стало ясно, что в вопросе восстановления Сирии Москве необходима помощь со стороны Евросоюза, полагает Der Standard. И в этом контексте Европе нельзя упустить свой шанс:

«Представления режима Асада о том, что инвестировать и зарабатывать в Сирии могут только друзья или, по крайней мере, нейтральные стороны - Россия, Иран и Китай - иллюзия. И Путин это прекрасно понимает. ... Необходимы около 400 миллиардов долларов. В разговоре с Меркель Путин справедливо указал на то, что и у европейцев должен быть интерес к восстановлению Сирии - имелся в виду вопрос беженцев. Но Путин сам накрепко увяз в сирийской ловушке. А это - шанс убедить Россию в том, чтобы в этом политическом процессе дать слово и другим игрокам. Только тогда можно - и нужно - приступать к финансовым вливаниям.»

Zeit Online (DE) /

Прагматичное сближение

Издание Zeit Online объясняет, что именно в данный момент сближает Меркель и Путина:

«Это таможенные пошлины, торговые барьеры и санкции в отношении конкретных проектов. Оба лидера разделяют ... совершенно конкретные общие интересы - что способствует ведению диалога. То же самое можно сказать и по сирийскому вопросу. Канцлер Германии хочет предотвратить ситуацию, при которой наступательная операция Асада вызвала бы новую миграционную волну. А у Путина имеются рычаги влияния на сирийского руководителя. Сам же Путин прекрасно знает, что при определённых обстоятельствах немцы будут готовы способствовать восстановлению Сирии. Всё это значит, что потепление в германо-российских отношениях не должно восприниматься как какая-то мимолётная интрижка, хотя сменой курса оно тоже не является. Всё это скорее направлено на гармонизацию интересов, которой сопутствует сотрудничество ради определённой цели.»

Lidové noviny (CZ) /

Путин как альтернатива Трампу

Зачем Меркель набивается в друзья к Путину? - ответ на этот вопрос газета Lidové noviny находит в словах министра иностранных дел Германии Хайко Мааса:

«'Нам следует в долгосрочной перспективе подготовиться к изменению курса внешней политики США'. Согласно результатам опроса, проведённого YouGov, 64 процента немцев считают Дональда Трампа угрозой мировой стабильности - и лишь 16 процентов видят в этой роли Путина. Россия со своей стороны делает всё возможное, чтобы использовать царящие в Германии настроения. ... Правительство Меркель находится в поиске временной альтернативы, так как Америка при Трампе - или после Трампа - больше не может быть гарантией безопасности.»

De Volkskrant (NL) /

Успешное европейское турне

Корреспондент De Volkskrant в Германии Стерре Линдхаут анализирует тот факт, что Путин приехал к Меркель прямиком со свадьбы главы австрийского МИДа:

«Здесь возникает вопрос: что во времена глобальной схватки геополитических сил можно назвать эффективной внешней политикой? - танцы перед камерами сотни мобильников в Австрии или же вялотекущие переговоры в уединённом дворцовом саду в земле Бранденбург? Ясно одно: изящные пируэты Путина в Штирии останутся в коллективной памяти дольше, чем отдохновенная беседа с Ангелой Меркель. И тем не менее, нельзя исключать, что эти переговоры могут стать шагом на пути к другим, более близким и доверительным отношениям между Россией и ЕС.»