Россия: протесты после приговора актёру Устинову

Ответом на приговор актёру Павлу Устинову стала новая волна протестов и выражение солидарности. Устинов получил три с половиной года тюрьмы по обвинению в оказании сопротивления представителю власти. При этом имеются видеозаписи, на которых видно, что Устинов просто стоял в стороне и разговаривал по телефону. Во время его задержания один из сотрудников Росгвардии вывихнул себе плечо - вина за это теперь возлагается на Устинова. У российского общества появились силы?

показать/скрыть все цитаты
newsru.com (RU) /

Проснуться в другой стране

В своём посте в Facebook философ и журналист Кирилл Мартынов пишет о том, что в российском обществе начались перемены. Пост Мартынова опубликован на сайте Newsru.com:

«То, что мы сейчас наблюдаем, называется обвалом общественной нормы. Она десятилетиями сводилась к тому, что заниматься правозащитой могут только блаженные или, наоборот, предельные циники, а вот нормальным людям в этом деле ловить нечего. ... Но то, что происходит сейчас, показывает, как быстро меняется то, что считается нормальным. Еще вчера полное равнодушие, сегодня - массовая гражданская борьба с террором. ... Однажды так кончится и нынешний российский политический режим, который сам себя считает вечным. В этот день мы проснемся в стране, где каждый конформист знает, что поддерживать авторитаризм сейчас неправильно.»

Новое Время (UA) /

Кумиры российского общества против Путина

Приговор Павлу Устинову возмутил даже лояльных Путину представителей искусства, замечает на страницах Нового Времени Иван Яковина:

«Я почти не сомневаюсь, что у Путина и его гопников первый рефлекс был простой - наказать. Отлучить этих гадов от телевизора, от сцены и, конечно, от денег. Просто чтобы знали: любой бунт на корабле будет подавлен максимально жестко. Но тут есть две проблемы. Первая: где найти замену всем этим артистам, юмористам, музыкантам и певцам? Других-то просто нет! Вторая проблема посерьезнее. ... это настоящие кумиры, лидеры общественного мнения, 'инженеры человеческих душ', как говорили при Совке.»

Rzeczpospolita (PL) /

Протест подобен лавине

Газета Rzeczpospolita высоко оценивает реакцию общественности:

«Поддержка актёру разворачивалась как лавина. Режиссёр Константин Райкин (учеником которого является Устинов) призвал к делу Анатолия Кучерену, самого знаменитого адвоката в России (среди прочего он представляет и интересы Сноудена). ... Совсем недавно общественность подобным образом уже спасла от колонии невинно осуждённого - журналиста-расследователя Ивана Голунова, которому полицейские подкинули наркотики. Журналиста оправдали, а несколько генералов МВД лишились своих постов.»

Ведомости (RU) /

Широкая солидарность - важное начало

Как отмечает издание Ведомости, отрадно, что в этом деле протест общества не ограничивается солидарностью коллег осуждённого:

«Да, первыми на беду, как назвал дело Устинова Райкин, реагируют те, кто ближе всех к жертве, – его родные и товарищи. Но на месте Устинова, Голунова или Жукова может оказаться любой человек, беззащитный перед машиной государства. ... Но не каждая жертва может рассчитывать на громкую и массовую поддержку, пока понимание тотальной уязвимости не выйдет за рамки конкретной профессии. То, что происходит сейчас, – это первые шаги на долгом пути появления в стране настоящего гражданского общества. Но это важные шаги в нужном направлении.»

Эхо Москвы (RU) /

Даже в церкви запели по-новому!

В своём блоге на сайте Эхо Москвы журналист Антон Орех указывает на то, что приговор раскритиковали даже представители церкви:

«Потому что до сих пор церковь в рамках христианской любви и добродетели поддерживала любое насилие и мракобесие со стороны светской власти. Потому что для РПЦ, как и для Кремля, население – это не более чем источник дохода ... Одинокие голоса против всегда смотрелись среди церковников странно, а протестующие священники походили на чудаков и белых ворон в черных рясах. Но, видимо, в воздухе сейчас что-то витает такое, что прочищает мозги и освежает затхлые организмы. Можете называть это модой, можете называть это флюгерством, но я предпочту, чтобы модным было поддерживать невинно пострадавших, а не осуждать их всей стаей. Чтобы флюгера крутились в сторону справедливости, а не в сторону произвола.»