Окончание Второй мировой войны: как поминает Восточная Европа?

8-го мая в большинстве европейских стран отмечается День окончания Второй мировой войны и освобождения от национал-социализма. В России отмечается 9-е Мая - День Победы. Именно так этот день воспринимает и часть населения стран Восточной Европы. Некоторые обозреватели критикуют нынешний нарратив, связанный с празднованием дня окончания войны.

показать/скрыть все цитаты
Delfi (LT) /

Празднуют не мир, но войну

К сожалению, в живых осталось очень мало из тех, кто тогда воевал и мог бы рассказать о всех ужасах войны, пишет Delfi:

«В советское время 9-е Мая отмечался прежде всего как день памяти об окончании войны и о мире, доставшемся стране ценой тяжелейших боёв и усилий. Никто не говорил о том, что желает новой войны. В живых ещё было много ветеранов, и большинство из них охватывал ужас при мысли о возможности новой войны. Теперь всё изменилось. В живых осталось около 80 тысяч ветеранов. Это поколение вымирает, а их потомки, охваченные псевдопатриотической истерией, отмечают День Победы совсем не так, как это делалось в Советском Союзе. Они празднуют не мир, но войну.»

Эхо Москвы (RU) /

Марш патриотов из инстаграма

Блогер Илья Варламов не скрывает своего возмущения тем, что в военную форму нынче наряжают даже детей. В своём блоге на сайте Эхо Москвы он пишет:

«День Победы – не только священный для россиян праздник, но и золотая жила для торговцев всяким милитаристским барахлом. ... Родители в последнее время почему-то решили, что очень круто наряжать детей в подобие формы времён ВОВ. В принципе, даже понятно, почему. Нарядным ребёнком в красивой военной форме можно похвастаться в инстаграме. Или показать фотку коллегам – пусть завидуют! Может, ещё и начальник по службе продвинет, узнав, какой ты патриот. К почитанию памяти предков, погибших на страшной войне, весь этот маскарад отношения, разумеется, не имеет – обычная ярмарка тщеславия. Кроме того, милитаризация детей активно пропагандируется государством. Например, в Пятигорске несколько дней назад прошёл 'парад дошкольных войск' (нет, не шутка!).»

Latvijas Avize (LV) /

Рига: нужные слова так и не были сказаны

В Риге около 100 тысяч представителей русскоязычного сообщества провели 9-го мая торжественные мероприятия в честь победы над фашизмом. В своей статье в газете Latvijas avize историк Улдис Нейбургс пишет о политиках, принявших участие в торжествах:

«К сожалению, ни один из политиков, пришедших на мероприятие у памятника Освободителям, - будь то из рядов партии Согласие или других партий - не набрался смелости сказать: да, наши деды героически сражались, одержали победу над фашистской Германией, и многие из них погибли на поле боя. И именно по этой причине мы сегодня собрались у этого памятника - чтобы почтить их память. Но у данной истории есть и другая сторона: Латвия - это страна, для которой 9-е мая - не только дата освобождения от фашистской оккупации, но и день, когда одна оккупация сменилась другой. Если бы хоть кто-нибудь упомянул и об этом, то это ознаменовало бы собой важный шаг в процессе интеграции.»

Právo (CZ) /

Не отрицать исторические факты

Издание Právo критикует легкомысленное отношение к истории освобождения Чехии от национал-социалистической оккупации:

«Одна журналистка по радио недавно возмущённо спросила, почему у нас всё ещё есть улицы, названные в честь Красной Армии. Возможно, это молодая и неопытная журналистка. ... Да, времена изменились. После 1945-го года нам пришлось пережить захват власти коммунистами в 1948 году, конец Пражской весны в 1968 году, Бархатную революцию 1989-го года и, наконец, распад Советского Союза. На основании документов из архивов наше представление о прошлом изменилось. Тем не менее, правда остаётся правдой: большую часть нашей страны освободила Красная Армия.»

Ведомости (RU) /

День памяти как повод для демонстрации силы

Газета Ведомости пишет о том, во что превращается День Победы в России:

«Из по преимуществу мемориального ритуала 'со слезами на глазах', связанного с частной памятью о понесённых в войне огромных утратах, День Победы превратился в повод для напоминания о военном триумфе сталинского СССР и подтверждения силового статуса нынешней России, наследницы советского государства-победителя. Эта трансформация, однако, исключает наш национальный праздник из мирового празднования победы стран-союзниц над фашизмом, делая его элементом государственной пропаганды и внутрироссийской общественно-политической полемики. Парадоксальным образом по мере удаления от 1945 г. пышность торжеств всё увеличивается, а смысл празднования всё больше проблематизируется.»