Живо ли наследие Нюрнбергского процесса?

75 лет назад, 20 ноября 1945 года в Нюрнберге начался процесс против 24 высокопоставленных представителей нацистского режима. На скамье подсудимых среди прочих оказались заместитель фюрера Рудольф Гесс и министр авиации Герман Геринг. Нюрнбергский процесс стал первым в своём роде международным уголовным трибуналом и во многом послужил прообразом Международного трибунала в Гааге. Какое наследие этот процесс оставил нам сегодня?

показать/скрыть все цитаты
Neue Zürcher Zeitung (CH) /

И снова побеждает право сильного

Дух нюрнбергских процессов сейчас почти не ощущается, - с сожалением отмечает Neue Zürcher Zeitung:

«Примеры Нюрнбергского процесса и трибуналов по бывшей Югославии демонстрируют: у правосудия в делах общемирового масштаба шанс появляется лишь в том случае, если между крупными державами существует консенсус, как то имело место непосредственно после окончания Второй мировой войны, - или же если в мире на протяжении определённого отрезка времени господствует гегемон, каковым после 1989 года были США. Сегодня, спустя 75 лет после Нюрнбергского процесса, это уже не так. ... 'Американская эра' подошла к концу. ... Через 75 лет после эпохального прорыва в Нюрнберге во второй раз завершается та эпоха, когда закон и власть были на равных. Мы снова движемся к тем 'нормальным' фазам истории, на протяжении которых спорные случаи в отношениях между народами решались по принципу 'кто сильнее, тот и прав'.»

Irish Examiner (IE) /

Возвращение мелких душонок

Свидетели Нюрнбергского процесса сегодня как пить дать в гробу переворачиваются, - считает в том числе и Irish Examiner:

«Если реакционные инстинкты Орбана и Моравецкого наверняка привели бы в ужас поколения тех, кто пережил Нюрнберг, то легко себе представить, каковым было бы их мнение о брекзите и о премьер-министре Борисе Джонсоне, давно запутавшемся во лжи, - а также о его кабинете ничтожеств, участвующем в этом фарсе. Они стали полной противоположностью своим несколько более сдержанным, хотя и отнюдь не безупречным предшественникам. Их местечковый шовинизм - это густой плевок в лицо тем, кто строил сегодняшнюю Европу. ... Поколение Нюрнбергского трибунала, если его можно так назвать, твёрдо намеревалось построить долгосрочный мир. То, что ему это удалось, да ещё в послевоенной Германии, не следует воспринимать как должное - или же воображать, что эта реальность продлится вечно.»

Mérce (HU) /

В глобальном масштабе - всё по-прежнему

Нюрнбергский процесс поднял вопросы, которые до сих пор влияют на дискуссии о международном праве, - объясняет Mérce:

«Какая война считается завоевательной? Распространяется ли понятие 'геноцида' в том числе и на преследование политических групп? ... Как следует применять понятие 'преступление против человечности', если государства совершают это преступление в отношении своих собственных граждан даже в мирное время? С сегодняшней точки зрения после 1945 года наблюдался весьма недолгий период консенсуса. Существовало международное согласие по поводу того, что в будущем, для того, чтобы права человека соблюдались повсеместно, над суверенностью авторитарных правителей должны были взять верх правовые принципы. Однако Нюрнбергский процесс не смог стать катализатором этой перестройки мирового порядка.»

Echo Moskwy (RU) /

Применить уроки Нюрнберга к Лукашенко

Профессор экономики Константин Сонин на портале радиостанции Эхо Москвы призывает провести похожий трибунал в отношении белорусского диктатора Лукашенко:

«Не надо говорить о том, что преступления Гиммлера, Гейндриха, Кальтенбруннера, Мюллера и других руководителей германских 'силовиков' были в тысячу раз больше и страшнее, чем в Беларуси в 2020 году. Конечно, как можно сравнивать - гитлеровский режим ни с чем, на мой взгляд, не сравним в истории человечества. Однако Нюрнберг был нужен не только для того, чтобы повесить уцелевших негодяев, но и чтобы извлечь уроки для менее страшных случаев. То, что Лукашенко и его окружение убили 'всего' несколько человек, избили 'всего' несколько сотен, держат в тюрьме 'всего' несколько тысяч, арестовали 'всего' несколько десятков тысяч, не должно мешать прикладывать нюрнбергские уроки к этому случаю.»