Российско-грузинская война 2008-го года: каковы выводы?

В споре о том, по чьей вине в августе 2008-го между Грузией и Россией разгорелась война вокруг Южной Осетии, до сих пор звучат различные мнения. Южная Осетия давно стремилась к автономии. Москва была недовольна движением Грузии в сторону ЕС и НАТО. Вооружённый конфликт, продлившийся в открытой форме пять дней, с тех пор считается замороженным. По мнению журналистов, и Запад, и Россия должны были сделать выводы из этого конфликта.

показать/скрыть все цитаты
Upsala Nya Tidning (SE) /

С тех пор покой нам только снится

Российско-грузинская война предпонесла Западу важный урок, отмечает Upsala Nya Tidning:

«Медведев, занимавший в то время пост президента, полагает, что со стороны НАТО было безответственно предлагать Грузии членство в своих рядах. Судя по всему, для России вообще немыслимо, чтобы Грузия сама принимала решения в сфере политики безопасности. Кремль пытается влиять на настроения в обществе, поддерживая в стране пророссийских политиков и НГО, а также осуществляя кибератаки и прочие акции. ... Подобными же методами Россия действует и в других частях Европы. После окончания холодной войны многие полагали, что в Европе теперь гарантирован мир. 8-го августа 2008-го года нам пришлось осознать, что это не так. Право демократических государств на самоопределение нельзя считать чем-то самим собой разумеющимся - его нужно каждый день отстаивать заново.»

Rzeczpospolita (PL) /

Аннексия Крыма произошла не на пустом месте

В 2008 году Запад абсолютно недооценил Россию, считает Rzeczpospolita:

«Десять лет назад в Грузии Россия дала Западу понять, что считает войну легитимным инструментом для реализации своей неоимпериалистической политики. Но Запад этот сигнал проигнорировал и не сделал никаких выводов из войны, в которую Кремль втянул эту маленькую страну на Кавказе. Каково же было удивление, когда в 2014 году русские 'вдруг' напали на Украину - страну значительно крупнее, к тому же - граничащую со странами ЕС и НАТО. И вот на эту новую войну Запад уже не смог закрыть глаза.»

Süddeutsche Zeitung (DE) /

Борьба двух систем

Южная Осетия не случайно превратилась в территорию замороженного конфликта, поясняет Süddeutsche Zeitung:

«Произошедшая за пять лет до этого 'революция роз', демократизация и открытая ориентация [Грузии] на Запад и НАТО - всё это только усилило страхи Москвы оказаться зажатой 'во вражеские тиски', а главное - подхватить вирус демократии. ... Замороженные конфликты на соседствующих с Россией территориях не разрешить простым волевым решением политических лидеров. Для этого нужно избавить Россию от её фобии - страха быть окружённой врагами, хотя страх этот носит отчасти напускной характер - с целью скрыть истинный мотив своей расчётливой и агрессивной политики. Граница с Россией - это в том числе и граница между двумя конкурирующими политическими системами. Путинская вертикаль власти и идея равновесия власти по модели ЕС: эти две доктрины несовместимы.»

Vedomosti (RU) /

Москва - в политическом тупике

В этой пятидневной войне Россия хоть и победила с военной точки зрения, но в политическом плане никакой выгоды не получила, пишет издание Ведомости:

«Главным практическим итогом войны стали окончательная невозможность восстановления территориальной целостности Грузии и подтверждение особого статуса непризнанных Южной Осетии и Абхазии. Москва, признав 26 августа 2008 г. независимость обеих республик, поставила себя в сложное положение, теперь она не может участвовать в разрешении конфликта между Грузией и бывшими автономиями без потери лица ... . Подтверждение независимости принесло России немного дивидендов: её примеру последовали единицы (Никарагуа, Венесуэла, Сирия, Вануату и Тувалу), от признания предпочли дистанцироваться даже ближайшие союзники на постсоветском пространстве – Белоруссия и Казахстан.»