Беларусь: ОМОН против демонстрантов

В Минске вследствие полученных при задержании травм головы скончался 31-летний участник протестов. Этому предшествовал эпизод, в ходе которого сотрудники ОМОНа в штатском сняли в одном из дворов столицы красно-белые ленты, которые жители вывесили в знак протеста. Жители вышли на демонстрацию. Молодой человек стал не первой жертвой из рядов протестующих, не сдающих свои позиции вопреки жёстким репрессиям со стороны властей.

показать/скрыть все цитаты
VTimes (RU) /

Лишь репрессии да имитация диалога

Белорусский журналист Александр Старикевич в своей статье на сайте независимой интернет-газеты VTimes пишет о том, как власть в Беларуси борется с протестами:

«Количество репрессированных после президентских выборов уже составляет около 20 000 человек. Для понимания масштаба происходящего: в Польше, вчетверо более густонаселённой, во времена знаменитой Солидарности интернировано было чуть больше 10 000. Но белорусской власти этого мало. Она разворачивает в стране 'общенациональный диалог', бессмысленный и беспощадный. Стартовал процесс ещё с легендарного визита Александра Лукашенко в сизо КГБ, где содержатся его оппоненты. А продолжается на 'диалоговых площадках' в регионах, куда зовут только лояльные властям организации. Первым видимым итогом этих мероприятий стали предложения об усилении уголовной ответственности за уличные протесты.»

Echo Moskwy (RU) /

Место Лукашенко - на скамье подсудимых

Профессор экономики Константин Сонин на портале радиостанции Эхо Москвы рассуждает о том, какие юридические санкции оказались бы наиболее адекватными после смены режима:

«Мне кажется, что правильно будет, чтобы новое белорусское правительство создало Международный трибунал по Беларуси по аналогии с Международным трибуналом по Сьерра-Леоне. ... Важно, что в отличие от процесса над Cлободаном Милошевичем, бывшим президентом Сербии, трибунал по Сьерра-Леоне был создан по инициативе правительства Сьерра-Леоне, а не международной организации. Мне вообще чужда идея правосудия, осуществляемого какой-то внешней силой. ... Страны должны судить своих преступников сами.»