Макрону вручена премия Карла Великого

Эммануэль Макрон, год назад вступивший в должность президента Франции, стал лауреатом международной премии имени Карла Великого. В заслугу Макрону ставятся мужество и решительность, с которыми он продвигает идею обновления европейской мечты. Однако без поддержки со стороны Берлина планы Макрона останутся всего лишь мечтами, а премия - просто утешительным призом.

показать/скрыть все цитаты
Le Point (FR) /

Хочется надеяться, что это не утешительный приз

На фоне вручения премии Карла Великого президенту Франции Макрону газета Le Point выражает надежду, что тому удастся реализовать свои намерения в Европе:

«Пока что успехи Макрона на общеевропейском поприще довольно скромны. ... Его проевропейская решимость и энтузиазм позволили ему получить премию Карла Великого. ... Но было бы жаль, если бы эта премия, подобно Нобелевской премии мира, вручённой в 2009 году Бараку Обаме, осталась всего лишь данью добрым намерениям, которые никогда не будут реализованы. Также было бы жаль, если окажется, что премия вручалась французскому президенту просто в качестве утешения - как своеобразная компенсация за отказ Берлина поддержать его планы. 'История Европы снова приобретает трагический оборот', заявил недавно Макрон. Теперь он ощутил это на собственном опыте.»

Vedomosti (RU) /

В Берлине идеи Макрона не находят отклика

Макрон не может продвинуть в Европе свои амбициозные реформы, поскольку Германия не оказывает ему особой поддержки, пишет газета Ведомости:

«На фоне собственных успехов в борьбе с экономическим кризисом в зоне евро Берлин стал как-то забывать о том, что исторически все решения в Евросоюзе принимались на основе согласования немецких и французских интересов. Сейчас реформа ЕС, которую предлагает Макрон, и укрепление его экономической устойчивости требуют новых финансовых инструментов и средств, которых у Франции нет. Не собирается их предоставлять и Германия, где Ангела Меркель и так с трудом создала коалицию. А успехи Макрона в превращении Европы в глобального игрока пока не настолько очевидны, чтобы заставить немцев раскошелиться.»